Понедельник, 13 мая 2024 08:36

Кто из великих князей мог бы стать спасителем старшей дочери Николая II

Когда я ещё не ходила в школу, я увидела в одном из журналов старинную фотографию, на которой был изображён статный мужчина с бородкой и усами, красивая женщина, несколько девочек в старинных, очень нарядных платьях и мальчик в матроске. Спросила у бабушки, что за люди изображены на этой фотографии. Бабушка немного помолчала, как бы собираясь с мыслями, а потом сказала, что это - семья царя, Николая II. Так я впервые узнала о страшной участи, постигшей последнего русского императора, его супругу и детей.

Но даже тогда, будучи ещё совсем маленькой девочкой, я не могла не задаться вопросом: а был ли у кого-то из Романовых шанс спастись? Ведь, если так подумать, то старшие дочери Николая II на момент гибели были совсем уже взрослыми барышнями, а в царских и королевских семьях девушки обычно рано выходят замуж. А значит, что хотя бы у одной из великих княжон мог быть шанс на спасение, если бы до революции 1917 года она вышла замуж и покинула отчий дом.

И если кто-то из дочерей последнего русского императора мог спастись, то с большой степенью вероятности это была бы великая княжна Ольга Николаевна.

Самая старшая из царских детей (в 1918 году ей исполнилось 22 года), да к тому же ещё не обделённая женихами и считавшаяся чуть ли не самой завидной невестой Европы... Если бы судьба была более благосклонной к этой девушке и её вовремя выдали замуж за одного из дальних родственников, то она могла избежать страшной участи, постигшей её родителей, младших сестёр и брата.

Великой княжне Ольге было 16 лет, когда в июне 1912 года должна была состояться её помолвка с великим князем Дмитрием Павловичем. Жених, надо сказать, был под стать великодушной, очаровательной и отлично образованной (по меркам своего времени) невесте: красавец-кавалерист, лично принимавший участие в Стокгольмской олимпиаде в соревнованиях по конному спорту, любимый кузен царя, это был самый популярный мужчина среди Романовых за исключением самого Николая II.

Если бы свадьба Дмитрия и Ольги состоялась, это был бы брак по любви, поскольку молодые люди явно нравились друг другу. А взаимная симпатия будущих супругов в начале XX века, как известно, была большой редкостью в тех случаях если речь заходила о династических браках.

Но... Вмешалась мать невесты - императрица Александра Фёдоровна. Ей показалось, что выдавать Ольгу за человека, неприязненно относящегося к Распутину, было бы как-то неправильно. Что этот брак станет чем-то вроде предательства по отношению к «святому старцу», на которого царская семья только что не молилась.

Не догадываясь о том, что своим эгоистичным решением она, можно сказать, обрекает старшую дочь на раннюю смерть, Александра Фёдоровна добилась расторжения помолвки. А Ольге запретила встречаться с Дмитрием как с человеком неблагонадёжным и бросающим тень на всю царскую семью.

Между тем, если бы великая княжна Ольга стала женой великого князя Дмитрия Павловича, он наверняка забрал бы её с собой в эмиграцию и тем самым спас от гибели в подвале Ипатьевского дома.

Позднее, уже после расторжения этой помолвки, у Ольги появилось ещё два несостоявшихся жениха, каждый из которых мог бы стать для неё неплохим шансом на спасение. Первого из них, румынского принца Кароля, великая княжна отвергла сама, сославшись на то, что она русская и хочет жить в России.

Впрочем, наверное, это было и к лучшему, поскольку Кароль к этому времени уже успел прославиться по всей Европе участием в скандальных историях, на которые маменька невесты неизвестно почему решила закрыть глаза.

Третий несостоявшийся жених великой княжны Ольги происходил из дома Романовых. Это был великий князь Борис Владимирович, генерал-майор, участник русско-японской войны, атаман всех казачьих войск. Да, уже относительно немолодой: почти вдвое старше невесты. Но... Когда это возраст жениха (причём далеко не преклонный) мог бы стать препятствием при заключении династического брака?

Однако императрица Александра Фёдоровна не только с негодованием отвергла саму возможность заключения очередной помолвки, но и скрыла это сватовство от Ольги.

Мог бы великий князь Борис Владимирович стать спасителем старшей дочери Николая II? Вполне возможно, что мог. Будучи арестованным большевиками в 1918 году, Борис был освобождён отрядом генерала А. Г. Шкуро и чудом избежал расстрела. И хоть жизнь ещё какое-то время помотала великого князя по югу страны, в конце концов ему удалось добраться до Франции.

Если бы к началу революционных событий великая княжна Ольга была его женой, у неё был реальный шанс на спасение. Будучи смелым, честным и благородным человеком, великий князь Борис Владимирович ни за что не бросил бы свою супругу в охваченной огнём революции России, а забрал с собой в эмиграцию. А уж там, надо сказать, жилось ему совсем неплохо. Будучи наследником своей матери, великой княгини Марии Павловны, Борис получил её знаменитые изумруды, продал их и на вырученные деньги приобрёл замок Сан-Суси в Мёдоне поблизости от Парижа, где и жил до самой Второй мировой войны вместе со своей семьёй.

P.S. Фотографию, о которой я говорила в начале статьи, бабушка вырезала из журнала и бережно хранила всю свою оставшуюся жизнь. Тогда, в 1980-х годах, Николай II и его семья ещё не были причислены к лику царственных страстотерпцев, но бабуля всегда относилась к ним как к святым и говорила, что, расстреляв царскую семью, большевики совершили страшное преступление. Которому нет и не может быть прощения. И что за этот грех предстоит расплачиваться многим поколениям тех, кто когда-то позволил совершиться этому злодеянию.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии


TOP