Понедельник, 13 мая 2024 10:26

Награда Третьего Рейха, которая пугала даже эсэсовцев

Немцы вообще народ сентиментальный и поэтичный, и эту свою черту они вносят куда ни попадя – даже на войну. Сравните хотя бы названия их танков, ставок Гитлера и прочего.

Там, где у нас сухие буквенно-цифирные обозначения, у немцев сплошные «Тигры», Пантеры», «Фердинанды», «Волчьи логова», «Оборотни», «Викинги», «Мертвые головы» и прочие «вундервафли». И подобный зашкаливающий пафос можно было обнаружить и в нацистских воинских наградах.

Все началось с партизан. Нами они воспринимаются как однозначное благо, и само это слово несет положительный контекст.

Немцам же, которые всю свою историю норовят занять чужие земли и выделить себе привилегии (и постоянно сталкиваются с естественным противодействием местного населения) такой контекст был невыгоден.

Поэтому слово «партизан» было отодвинуто в сторону. В 1942 году его заменили более политкорректным словом «бандиты». В результате каратели, боровшиеся с партизанами, превращались в борцов с бандитизмом.

Подобным борцам была определена и соответствующая награда, именуемая «Bandenkampfаbzeichen». С немецкого на человеческий это переводится как «За борьбу с партизанами», но точнее будет «За борьбу с бандитами».

Всего существовало три степени этого ордена (бронзовый, серебряный и золотой), которыми были награждены более 2 тыс. человек. Причем до золотых орденов доборолись менее 50 человек.

Внешне орден выглядит как еще одно доказательство того, что в нацистских лидерах жили прекрасные модельеры, дизайнеры и кутюрье, выбравшие не ту тропу и в итоге заварившие политическую кутерьму.

Учредили ее в январе 1944 года, когда перспективы борьбы с партизанами у разумных людей вызывали лишь усмешку, ибо к непобежденным старым добавились еще и новые.

Важно отметить, что знаком награждали не просто тех, кто абстрактно участвовал в борьбе с партизанами, а лишь тех, кто принимал участие в непосредственных столкновениях с ними на суше или с воздуха.

Чтобы заслужить золотой орден нужно было собрать 150 дней боевых действий против партизан, что солидно. При этом вручал золотые ордена сам Гиммлер.

Но и за бронзовый нужно было сражаться целых 30 дней, что часто было несовместимым с жизнью. Впрочем, в этом случае счастливыми обладателями награды становились родственники погибшего, получившие вместо родича эту пафосную бляху.

Между тем, война близилась к концу и все больше нацистов попадало в плен. Отношение к ним там было соответствующим их причастности к военным преступлениям.

Последними особо отличились эсэсовцы, сохранение жизни которым с самого начала никто не гарантировал. Это осложнялось еще и тем, что большая часть награжденных Bandenkampfаbzeichenбыла эсэсовцами.

Особенно прославилась Зондеркоманда СС под командованием Дирлевангера, также известная как 36-я добровольческая пехотная дивизия.

Входившие в нее добровольцы в основном были представителями немецкого криминала и советскими предателями, которые должны были «очистить себя перед Рейхом», но на деле прославились преступлениями, которые возмущали даже часть нацистской верхушки.

Разумеется, советским солдатам было известно, за какие такие подвиги награждали этих вояк. Поэтому ближе к 1945 году, когда нацистам было ясно, что рано или поздно их судьбу будут решать их враги, награждение этим знаком уже не радовало, а пугало, ибо обладание орденом фактически подписывало смертный приговор.

Наибольшую ненависть награжденные вызывали именно у советских воинов. Отчасти потому, что большая часть совершенных ими преступлений локализировалась советскими землями (Хатынь – тоже их рук дело), а отчасти потому, что значительная (а в некоторые периоды даже большая) часть борцов с партизанами была не немцами, а советскими предателями.

Поэтому этот знак предпочитали прятать и часто уничтожали. Но поскольку этого было недостаточно, чтобы замести следы, награжденные прилагали все усилия, чтобы попасть в плен к союзникам.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии


TOP