Среда, 15 мая 2024 09:31

Хроники Столетней войны. Часть 24-я. Кампании Чёрного принца. Разорение Южной Франции.

Продолжение. Предыдущую публикацию можно прочесть ЗДЕСЬ.

В рамках стратегии тройного удара по территории Франции, разработанной английским королём для успешного проведения кампании 1355 года, принц Уэльский 9 сентября покинул Плимут со своим войском, взяв курс на Бордо. Вместе с Эдуардом Вудстоком на палубах кораблей находились 2700 воинов – 1430 латников, 400 конных лучников и 870 пехотинцев (170 валлийских копейщиков и 700 лучников).

Двумя месяцами ранее принц Уэльский официально получил от своего отца самые широкие полномочия, чётко, обстоятельно и подробно прописанные в специальной королевской грамоте. Эдуард Вудсток отправлялся в Гасконь не просто как командующий экспедицией, а как полноправный и полновластный наместник всей Аквитании. Ему предоставлялось право издавать и скреплять королевской большой печатью ордонансы – королевские указы, имевшие силу государственных законов без обязательного утверждения их парламентом.

Наследник Эдуарда III получил право поступать и действовать, как сочтёт наилучшим для чести и блага короля, непосредственно Гаскони и самой Англии. Принц Уэльский мог назначать и снимать с должностей по своему усмотрению местных представителей власти, жаловать земли, захваченные во время войны. король настолько доверял своему старшему сыну, что даже наделил его правом заключать и скреплять королевской большой печатью перемирия, а также иные договоры о приостановлении военных действий.

Эдуарду Вудстоку предстояло в Гасконских владениях отправлять гражданское и уголовное правосудие, подавлять любые проявления противодействия королевской власти, проводить конфискацию земель и имущества изменников, бунтовщиков и сторонников французского монарха, даровать от имени короля прощение и помилование. Отдельной строкой прописывалось положение, согласно которому, «если принц или его люди возьмут пленников в тех землях, то наместник Аквитании может поступать с ними по своей воле, кроме единственно главнокомандующего, но и в этом случае король гарантирует соответствующее вознаграждение».

Поскольку военные, административные и судебные обязанности, возложенные на 25-летнего Эдуарда Вудстока, были слишком объёмными, многогранными и ответственными, то в помощь ему были приданы в качестве ближайших советников наиболее опытные аристократы – военачальники и сановники. Главным советником, фактически правой рукой и негласным заместителем принца на всё время похода считался Роберт де Уффорд, граф Саффолк.

Кроме того, с наместником Аквитании всегда рядом находились опытнейшие ветераны войн против шотландцев и наиболее удачливые военачальники предыдущих кампаний Столетней войны – Томас де Бошан, граф Уорик, Джон де Вер, граф Оксфорд, Уильям Монтегю (Монтекьют), граф Солсбери. Наиболее ценным советником в предстоящей кампании являлся барон Джон де Лайл, который прежде с успехом сражался в Гаскони под знамёнами Генри Гросмонта. Маршалом войска принца Уэльского был назначен барон Реджинальд де Кобэм. Кроме этих высокопоставленных графов и баронов в состав венного совета при Эдуарде Вудстоке входили ещё шесть известных и опытных рыцарей, в том числе сэр Джон Чандос, чей звёздный час был ещё впереди.

20 сентября эскадра Эдуарда Вудстока благополучно достигла гавани Бордо. На следующий день в местной церкви Сен-Андре членам местного городского управления, знатным жителям города, духовенству и прочим представителям гасконской знати была в торжественной обстановке зачитана королевская грамота Эдуарда III, в которой подробно перечислялись полномочия принца Уэльского.

После оглашения текста грамоты Эдуард Вудсток на сносном гасконском наречии дал клятву защищать Бордо, уважать существующие городские вольности, традиции и обычаи, как это прежде делали его предки. В свою очередь представители муниципальной власти Бордо принесли присягу верности английскому королю и новому наместнику Аквитании. Затем десяток гасконских баронов, виконтов и прочих знатных сеньоров принесли оммаж – вассальную клятву верности английской короне.

Когда церемония оммажей завершилась, Эдуард Вудсток произнёс короткую, но весьма пламенную речь. Принц публично объявил, что намеревается безотлагательно предпринять все меры для претворения в жизнь претензии своего отца на французскую корону. Для осуществления этой важнейшей цели английскому наместнику требовалась конкретная помощь местной знати и городских властей. Для предстоящего похода вглубь французских территорий требовались запасы продовольствия, вина, фуража, гужевого транспорта, оружия и снаряжения, а главное – нужны были боеспособные воинские контингенты, хорошо обученные и экипированные.

Всё необходимое принцу Уэльскому удалось собрать за две недели. В понедельник 5 октября в понедельник войско Эдуарда выступило в поход. Под его знамёнами и штандартами собралось порядка 6600 воинов – 2600 англичан и около 4000 гасконцев. Гасконцами командовали Жан III де Грейи, капталь де Бюш и сэр д'Альбре.

Поскольку Генри Гросмонту так и не удалось высадиться в Нормандии, а Эдуарду III из-за вторжения шотландцев пришлось спешно покинуть Кале и вернуться в Англию, первоначальный план действий принца Уэльского пришлось кардинально изменить. Эдуард Вудсток вполне обосновано отказался от похода к южным границам Бретани или вторжения в центральные провинции Французского королевства.

Главной целью предстоящей осенней кампании наместник Аквитании избрал юго-западные провинции Франции. Первый удар решено было нанести по графству Арманьяк. Местный правитель – граф Жан I д’Арманьяк, будучи наместником всего Лангедока – исторической области, занимавшей большую часть Южной Франции, в течение длительного времени систематически совершал грабительские набеги на владения Гаскони. Настало время наказать зарвавшегося графа.

Преодолев за неделю 100 км, 12 октября войско принца Уэльского вступило на французскую территорию близ городка Ла-Бастид. Эдуард Вудсток разделил свои силы на три колонны. Авангард возглавили Томас де Бошан и маршал Реджинальд де Кобэм. Арьергардом командовал Уильям Монтегю, а сам принц Уэльский руководил центральной колонной.

С первых дней вторжения англичан и гасконцев в пределы юго-западных земель Французского королевства кампания принца Уэльского протекала исключительно в форме грабительских опустошительных рейдов, получивших название шевоше от французского слова «chevauchée», которое переводится как «поездка» или в более узком смысле «атака верхом».

Главной особенностью шевоше периода Столетней войны являлся крайне ожесточённый и безжалостный характер данных рейдов, прежде всего, по отношению к местному населению. Нападение на поселение, как правило, протекало по схожему сценарию. Внезапной кавалерийской атакой налётчики заставали мирных жителей врасплох, быстро и легко, а главное яростно и беспощадно подавляя любое их сопротивление.

После того, как немногочисленные защитники городка или деревни были перебиты, начинался общий погром и повальный грабёж всех имевшихся в округе домов и строений. Всё мало-мальски ценное обнаруженное добро грузилось на телеги, трофеи, не умещавшиеся в обозе, уничтожались – чаще всего сжигались. У населения отымалось всё, что можно было в последствие продать или обменять – золотые и серебряные изделия, меха, одежда, посуда, утварь, предметы христианского культа, оружие, конскую упряжь.

Подчистую изымались и отнимались продукты питания, вино, пиво, сыры, вяленое мясо, зерно, мука. В первую очередь мародёры отнимали у хозяев запасы фуража, домашнюю птицу, мелкий и крупный скот, лошадей. И тут всё, что не умещалось в обозных телегах, уничтожалось, осквернялось, втаптывалось в грязь, выливалось на землю, предавалось огню.

Крестьян, сельских поселян и жителей малых городков англичане и гасконцы в плен не брали, поскольку за этих представителей малоимущих и бедных сословий нельзя было получить стоящего выкупа. Поэтому, как правило, мужчин либо убивали (особенно если они пытались сопротивляться), либо калечили, чтобы в будущем они не могли заниматься своим ремеслом и нести воинскую повинность.

Практически всегда женщины подвергались насилию, а местное население – унижению, бесчестию и издевательствам. После того, как деревня была дочиста разграблена и опустошена, её в обязательном порядке сжигали – целенаправленно и методично. Мародёры, грабители, убийцы и насильники поджигали каждый дом, амбар, хлев, загон для скота, кузницы и прочие деревянные строения.

Уже после походов принца Уэльского по территориям Южной и Западной Франции шевоше стали для английской короны основой ведения Столетней войны. Очень быстро тактика грабительских и опустошительных рейдов против поданных французского короля была отработана и отлажена до мелочей, став действенным механизмом для наведения ужаса на местное население, оказания психологического воздействия на правителя Франции и основным способом пополнения казны Эдуарда III и его ставленников.

Английский король поощрял повсеместное использование тактики шевоше, основоположником которой был его старший сын. Грабительские рейды не только терроризировали местное французское население. Они оказывали деморализующее воздействие на поданных французского короля, лишали местных жителей ресурсов и средств к существованию, а значит, французская казна получала меньше налоговых поступлений. Кроме того, шевоше позволяли королям Англии значительно экономить на продовольственном обеспечении своих армий. Теперь благодаря систематическим грабежам «война кормила доблестных английских ратников».

Со временем шевоше проводились силами, имевшими самую различную численность – от отряда в несколько десятков всадников до войска в две-три тысячи человек. Главным козырем мародёров была внезапность и скорость перемещений, по этой причине все участники шевоше были конными, а обоз состоял из пустых телег, предназначенных для складирования и последующей транспортировки награбленной добычи и трофеев. В опустошительных грабительских рейдах охотно участвовали представители высшей знати, поскольку шевоше являлись источником лёгкой добычи, приносившей солидный и стабильный доход.

Поход для принца Уэльского начался удачно. За двое суток сразу три городка были взяты штурмом и сожжены, а 13 октября пред завоевателями капитулировал замок Монклар. Следующие замки – Эстан и Плезанс пришлось брать штурмом. Первые потери, понесенные англичанами и гасконцами, до крайности их озлобили, а потому во время разграбления захваченных твердынь пощады и снисхождения не было никому. Во время атаки крепостных стен Эстана смертельное ранение арбалетным болтом получил барон Джон де Лайл – один из наиболее авторитетных рыцарей-основателей Благороднейшего ордена Подвязки.

На основательное разорение графства Арманьяк войску Эдуарда Вудстока понадобилось десять дней. После сожжения замков Эстан и Плезанс какого-либо серьёзного сопротивления англичане и гасконцы не встретили. 22 октября Чёрный принц в письме к Уильяму Эдингтону, епископу Уинчестерскому и лорду-казначею, коротко сообщил о первых своих успехах: «…мы проехали через область Арманьяк, разоряя и опустошая местность, что весьма ободрило подданных нашего славнейшего государя [имеется в виду Эдуард III], которых местный граф [Жан д’Арманьяк] прежде неоднократно притеснял».

23 октября, достигнув восточных границ графства, проходивших по реке Жер, Эдуард Вудсток повёл своё воинство дальше на восток – пределы в графства Астарак. Все предыдущие и последующие дни наместник Лангедока не предпринимал никаких действий, направленных на прямое или косвенное противодействие иноземным грабителям и мародёрам. Выслав небольшие отряды в качестве подкреплений в наиболее крупные и стратегически важные города, Жан д’Арманьяк затворился в Тулузе.

К окрестностям столицы Лангедока передовые отряды принца Уэльского вышли 27 октября, предавая повальному разграблению и разорению все города и поселения на своём пути. Сил и средств, а главное – времени для осады столь мощной и отлично укрепленной крепости, как Тулуза, у англичан и гасконцев не имелось, а потому Эдуард Вудсток повёл своё войско в богатые центральные районы Лангедока.

29 октября рейдеры захватили, разграбили и сожгли город Вильфранш-де-Лораге. На следующий день та же участь постигла город Авиньонет-Лораге, являвшийся частью домена французских королей. 31 октября опустошению и разорению подвергся крупный и зажиточный город Кастельнодари. Во время разграбления города и его окрестностей мародёры сожгли церковь, три монастыря, два госпиталя и аббатство.

По сведениям главного летописца первого этапа Столетней войны – французского хрониста Жана Фруассара завоеватели и разорители Кастельнодари вели себя подобно бесчинствующим варварам и ненасытным беспринципным разбойникам: «…повсюду они [англичане и гасконцы] убивали и преследовали мужчин и солдат. Обошли, разграбили и разорили весь город, забрали и похитили достояние всех добрых людей. Англичане не глядели ни на сукна, ни на бархат, лишь на серебряную посуду или добрые флорины. А схватив мужчину, горожанина или крестьянина, они объявляли его пленным и требовали выкуп либо мучили его, если он не желал давать выкупа»[1].

1 ноября Чёрный принц достиг Каркассона. Этот второй по значению город Лангедока состоял из двух частей, разделенных рекой Од. Нижний город – бастида Святого Людовика представляла собой жилые кварталы, рынки и административные постройки, выходившие за пределы крепостной стены, и расположенные на левом берегу реки Од. На правобережье возвышалась цитадель – крепость или верхний город, называемый Ситэ. Эта мощная цитадель, обнесенная двойными высокими стенами, считалась неприступной и самой мощной во всей тогдашней Франции.

Значительная часть местных жителей укрылась в крепости. Эдуард Вудсток, отлично понимал, что ему не взять приступом Каркассон, а на осаду методом измора у него не было времени и достаточного числа людей. Чёрный принц удовлетворился тем, что его люди в течение двух суток безостановочно грабили нижний город, по традиции напоследок превратив разоренные кварталы в гигантский костёр.

Примечательно, что накануне власти Каркассона предложили английскому наместнику Аквитании солидный выкуп в 25 000 золотых экю за то, чтобы завоеватели пощадили город и не предавали его огню. Принц Уэльский был готов пойти на сделку, но вместе с золотом он потребовал, чтобы жители принесли клятву верности английской короне. После отказа каркассонцев присягнуть Эдуарду III, нижний город был превращён в сплошное пепелище.

8 ноября англо-гасконское воинство достигло предместий Нарбонна – ещё одного крупного и процветающего города Лангедока. Это был пик военного успеха всей осеней кампании Чёрного принца. Британский военный историк, медиевист и специалист по эпохе Столетней войны Альфред Бёрн отмечал по этому поводу следующее:

«Английская армия теперь всего в 10 милях от Средиземного моря – вся Южная Франция трепещет от страха. Некоторые английские разведывательные отряды дошли до Безьера, в 30 милях северо-восточнее; Монпелье, он еще дальше, в 60 милях, стал готовиться к обороне, даже папа римский в Авиньоне, на расстоянии 100 миль, заперся в своем укрепленном дворце и отправил к принцу посольство с просьбой о мире»[2].

Как и в случае с Каркассоном, пришлые грабители и мародёры не стали осаждать крепость, за стенами которой укрылись объятые ужасом местные жители. Эдуарду Вудстоку и его людям вполне хватило двухдневного тотального грабежа городских кварталов, не защищенных крепостными стенами. К тому моменту до принца Уэльского дошли сведения, что к нему с двух сторон, надеясь окружить, спешат две вражеские маленькие армии, которые возглавляли графы Жан д’Арманьяк и Жан I де Бурбон.

Несмотря на внушительный обоз, обремененный богатой добычей и трофеями, Эдуард Вудсток серией последовательных и заранее продуманных манёвров ушёл от преследования, избежав окружения и нападения с двух сторон. В единственном столкновении авангардов противоборствующих сил полную победу одержал разведывательный английский отряд, который возглавляли опытные рыцари – сэр Джон Чандос и сэр Джеймс Одли. Разбитые французы поспешно покинули поле боя, а англичане взяли в плен 32 рыцаря и оруженосца.

После этой неудачи два Жана – д’Арманьяк и де Бурбон основательно рассорились между собой во время обсуждения дальнейшей тактики противодействия неуловимому и непобедимому принцу Уэльскому. Воспользовавшись разногласиями вражеских предводителей, а также их длительной остановкой, Эдуард Вудсток благополучно оторвался от преследования и без каких-либо потерь и затруднений 28 ноября 1355 года достиг владений Гаскони.

За всё время «Лангедокского шевоше» войско принца Уэльского подвергло разорению, разграблению и сожжению порядка 500 населённых пунктов на территории протяжённостью в 300 километров и шириной в 65 километров. Англичане и гасконцы дочиста разграбили, частично разрушили и сожгли десяток укреплённых городов, два замка, а также жилые и торговые кварталы трёх главных городских центров Южной Франции.

Один из приближенных Эдуарда Вудстока – сэр Джон Уингфилд так охарактеризовал основные итоги осеннего похода своего господина: «И учинил монсеньор шевоше против своих врагов в течение полных восьми недель, и не останавливался ни в одном месте долее 11 дней. И да будет вам доподлинно известно, что с тех пор, как началась эта война против короля Франции, не было у того ещё ни таких потерь, ни таких разрушений, как во время этого шевоше.

Земли и добрые города, разорённые в этом шевоше, приносили королю Франции ежегодно больше денег, чем половина его королевства… И если бы по милости Божьей монсеньор имел бы достаточно денег, чтобы вести эту войну во благо короля и ради собственной чести, он бы легко расширил границы и завоевал много земель, ибо враги наши были сильно подавлены»[3].

В этих строках не было излишнего преувеличения, ведь только отдельно взятый Каркассон и прилегающие к нему области приносили ежегодно во французскую королевскую казну сумму, на которую можно было содержать 1000 латников. Кроме того, разоренные области Лангедока только каждый год в виде основных налогов и податей собирали для королевских нужд не менее 500 000 ливров. Тот же Эдуард III тратил на все свои военные расходы ежегодно сумму значительно меньше, чем Иоанн II получал в виде сборов и налогов со своих южных провинций.

Демонстрация силы, безжалостной мощи, стремительности, неутомимости и настойчивости в достижении поставленных целей, безусловно, удалась принцу Уэльскому. Успешно проведенное им большое шевоше позволило значительно поправить собственное финансовое положение, а также нанести противнику существенный экономический урон, изрядно запугав и деморализовав местное население. Имея в своём распоряжении лишь шеститысячное войско, Эдуард Вудсток навёл ужас едва ли не на всю Южную Францию, наглядно показав, что для него в плане военной стратегии и полководческого мастерства невозможного мало.

Итоги осеннего шевоше Эдуарда Вудстока по южным провинциям и областям Франции подробно, аргументировано и многогранно прокомментировал Альфред Бёрн: «Весь город [Бордо] радовался, когда после длительного отсутствия сюда возвратилась англо-гасконская армия, с огромным обозом добычи и длинной колонной пленных. Принц Уэльский имел все основания гордиться собой: ему всего 25, а он уже прославился как командующий армией.

Начинал он, имея честолюбивый план, и достиг всего, к чему стремился: уменьшил влияние французов в регионе; восстановил престиж англичан и уничтожил всю опасность для границ Аквитании; его главные силы совершили марш 675 миль[4], проходя в среднем 14 миль в день при наступлении и почти 17 миль – возвращаясь обратно, и все это практически без потерь и жертв. Тысячи несчастных жителей потеряли свои дома и урожай…»[5].

[1] - Фавье Ж. Столетняя война / Пер. с франц. М. Ю. Некрасова. – СПб.: Евразия, 2009. С. 182.

[2] - Бёрн А. Битва при Креси. История Столетней войны с 1337 по 1360 год. – М.: ЗАО «Центрполиграф», 2004 [электронная версия] // Электронная библиотека nnre.ru. 2020-2023. URL: http://www.nnre.ru/voennaja_istorija/bitva_pri_kresi_istorija_stoletnei_voiny_s_1337_po_1360_god/p12.php [дата обращения 26.06.2023].

[3] - Устинов В. Г. Чёрный принц. – М.: Молодая Гвардия, 2019 [электронная версия] // Электронная библиотека Readli. 2020-2023. URL: https://readli.net/chitat-online/?b=1177131&pg=42 [дата обращения 26.06.2023].

[4] - одна сухопутная миля равна 1609,344 метра. Таким образом, 675 миль это чуть больше 1086 км.

[5] - Бёрн А. Битва при Креси. История Столетней войны с 1337 по 1360 год. – М.: ЗАО «Центрполиграф», 2004 [электронная версия] // Электронная библиотека nnre.ru. 2020-2023. URL: http://www.nnre.ru/voennaja_istorija/bitva_pri_kresi_istorija_stoletnei_voiny_s_1337_po_1360_god/p12.php [дата обращения 26.06.2023].

ПОЛНОСТЬЮ ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ ЦИКЛА «Хроники Столетней войны» МОЖНО ПРОЧЕСТЬ ЗДЕСЬ:

Часть 1-я. Спор за вакантную французскую корону.

Часть 2-я. Последние приготовления и кампания 1338 года.

Часть 3-я. Осторожная проба сил.

Часть 4-я. Большие манёвры королей-флотоводцев.

Часть 5-я. Морская битва при Слёйсе.

Часть 6-я. Упущенные шансы и нереализованные возможности.

Часть 7-я. Противостояние продолжается.

Часть 8-я. Кампания 1346 года: английское вторжение в Нормандию.

Часть 9-я. Кампания 1346 года: осада Кана.

Часть 10-я. Кампания 1346 года. От Нормандии до Пикардии: опустошительный английский марш.

Часть 11-я. Кампания 1346 года: путь к Креси.

Часть 12-я. Битва при Креси. Французская армия.

Часть 13-я. Битва при Креси. Войско Эдуарда III.

Часть 14-я. Битва при Креси: численность английской армии.

Часть 15-я. Битва при Креси: численность сил Филиппа VI.

Часть 16-я. Битва при Креси. Сумбурный пролог.

Часть 17-я. Битва при Креси. Английские лучники против генуэзских арбалетчиков.

Часть 18-я. Битва при Креси. Триумф английского длинного лука.

Часть 19-я. Битва при Креси. Апофеоз рыцарской отваги и самопожертвования.

Часть 20-я. Битва при Креси. Итоги и последствия.

Часть 21-я. Осада Кале.

Часть 22-я. Совсем не мирное перемирие.

Часть 23-я. Новая стратегия английского короля.

Часть 24-я. Кампании Чёрного принца. Разорение Южной Франции.

Часть 25-я. Кампании Чёрного принца. Испытания на прочность.

Часть 26-я. Битва при Пуатье. Схватка кузенов неизбежна.

Часть 27-я. Битва при Пуатье. Стихийное начало или призраки Креси.

Часть 28-я. Битва при Пуатье. Атака обречённых.

Часть 29-я. Битва при Пуатье. Закономерный финал.

Часть 30-я. «Vae victis».

Часть 31-я. Злоключения Иоанна II Доброго.

Часть 32-я. Франция у края пропасти.

Часть 33-я. Последняя кампания Эдуарда III или заветные мечты сбываются.

Часть 34-я. «Le Roi est mort, vive le Roi»!

Часть 35-я. Франция поднимается с колен.

Часть 36-я. Последний поход Чёрного принца.

Часть 37-я. Кризис английской стратегии и ратные доблести Бертрана Дюгеклена.

Часть 38-я. Кульминация битвы за Аквитанию.

Часть 39-я. Завершение великой эпохи.

Все изображения, использованные в статье, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/ и принадлежат их авторам. Все ссылки, выделенные синим курсивом, кликабельны.

Всем, кто дочитал эту статью, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил изложенный материал! Если Вы хотите изложить свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Автор также выражает искреннюю признательность всем, кто своими дополнениями, комментариями, информативными сообщениями, конструктивными уточнениями, замечаниями и поправками способствует улучшению качества и исторической достоверности публикаций.

Если Вам понравилась статья, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также увлекаетесь всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой канал! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии


TOP